Блог

Почему нам нужны открытые суды

Январь 2015

Российское правосудие в 2014 году взяло уверенный курс на закрытость. Судьи ограничивают возможность доступа журналистов в залы судебных заседаний и сами резко сократили общение с прессой. Российский судья, формально представитель самостоятельной ветви власти в демократическом государстве, и уже поэтому лицо публичное, не считает ни возможным, ни необходимым разъяснять суть своей работы гражданам. На эту тенденцию обращает внимание редакция специализированного сайта РАПСИ, который несколько лет назад привлек к себе внимание широкой публики прямыми видеотрансляциями с громких судебных процессов.

Оценка РАПСИ справедлива. Суды действительно стараются не привлекать к себе внимания, действуя в интересах обвинения. Закрытый, зависимый, тайный суд удобен для государства, особенно когда наступают трудные времена. Вред от этой тенденции очевиден. Разрушаются связи между обществом и государством, страдает единообразие правоприменительной практики.

Но важно обсуждать еще одну проблему. При очевидном отсутствии в стране независимого суда, в котором можно искать правду, огласка стала одним из относительно действенных методов защиты интересов клиентов. Мосгорсуду, к примеру, в последние годы неоднократно приходилось принимать во внимание этот фактор и смягчать приговоры судов первой инстанции по тем делам, которые широко обсуждаются в обществе.

Огласка того или иного уголовного дела - один и способов защиты прав и законных интересов человека, которого обвиняют в совершении преступления.

Причем речь не обязательно идет о политических процессах. Можно вспомнить довольно давнее уже дело Александры Иванниковой, которая в 2003 году смертельно ранила водителя такси в ходе самообороны. Иванникова в итоге была оправдана судом в 2005 году в результате шумной общественной кампании. Когда под окнами суда собираются тысячи людей, судьям так или иначе приходится принимать это во внимание. Иногда поводом для волнений становятся приговор суда, а иногда, напротив, бездействие правоохранительной системы, как это было после убийства футбольного болельщика Егора Свиридова. Властям очередная Манежка не нужна.

По тем же причинам судьи отказываются от интервью. Боятся проболтаться и рассказать журналистам лишние детали, связанные с неприглядными особенностями своей работы. В частном разговоре они и сами готовы критиковать судебную систему, но на публике будут молчать. Если судья начинает говорить правду, то его карьера очень быстро подходит к концу, как это случилось с двумя судьями Конституционного суда, Кононовым и Ярославцевым, в 2009 году.

Здесь происходит понятное разделение приоритетов. Все, кто работает на стороне государства, то есть и судья, и следователи, и прокуроры заинтересованы в максимально тихом и закрытом процессе, журналисты им мешают. А для адвоката работа под оглаской - это дополнительная гарантия безопасности клиента, дополнительный шанс побороться за положительный исход дела. Если вы докажете обществу, что ваш клиент невиновен, судьям будет труднее вынести откровенно несправедливый приговор. В этой ситуации честные судебные журналисты - это наши естественные союзники. С согласия клиента и в его интересах адвокат должен информировать общественность о том, что происходит в суде.

Именно адвокаты и судебные журналисты сейчас заинтересованы в том, чтобы судебный процесс оставался открытым. Даже некоторые представители власти, не стесняясь, жалуются, что цивилизованного суда у нас нет. Так давайте хотя бы оставим суд открытым, чтобы происходящее в нем видели все желающие.

Возможно, нам стоило бы подумать о проекте “Открытая защита”, который объединит усилия адвокатов и представителей прессы в борьбе за информацию из залов судебных заседаний. Журналистов от судов постепенно отгораживают, эту тенденцию изменить трудно. Но адвокатов-то пока в судебные заседания пускают.
Яндекс.Метрика